Александр Шлеменко: Я по-прежнему являюсь бойцом Bellator

Александр Шлеменко: Я по-прежнему являюсь бойцом Bellator

Представляем интервью бывшего чемпиона Bellator в среднем весе Александра Шлеменко со Спорт-Экспресс. Александр рассказал о своем следующем выступлении в организации М-1 Global.

– Кому принадлежала идея выступать в М-1 Global?

– Мы принимали решение вместе с моим менеджером Алексеем Жернаковым. У нас было много предложений и различных вариантов, но самым подходящим оказался М1, потому что здесь, я считаю, самые высокие по уровню бойцы и самые приемлемые условия. Но самое важное – они предложили бой уже в феврале. Это важно для меня.

– Переход в М1 – вынужденная мера?

– Я не скажу, что я перешел в М-1. Я по-прежнему являюсь бойцом Bellator, потому что от контракта меня никто не освобождал. Просто мне дали разрешение на выступление в российском промоушене. Это мое желание драться и развиваться, а не сидеть на месте, ждать и быть послушной овцой, когда тебя несправедливо обвиняют.

– Обвинение несправедливое?

– Абсолютно. Если бы оно было справедливым, я бы не стал тратить столько своих денег и ставить под вопрос свою карьеру, сопротивляясь комиссии.

– Кому было нужно вас обвинять?

– Мне сложно сказать, кому это было нужно. У меня нет доказательств, поэтому я не буду обвинять кого-то конкретно. Я знаю, что обострилась политическая обстановка между Россией и США, начались какие-то непонятные вещи. Я никогда не употреблял допинг, и вдруг меня записали в список самых жестких нарушителей. Это просто смешно! Дело было просто сфабриковано. То же самое можно сказать о сборной России по легкой атлетике. Спортсмены нормально выступали, все было хорошо, но вдруг ни с того ни с сего начались проблемы с допингом. Не знаю, кому и для чего это было нужно, но могу рассказать о нарушениях в процедуре допинг-контроля и множестве нестыковок, которые имели место в моем случае.

– Какие это были нарушения?

– Мы провели большую работу с моим адвокатом и менеджером. Первое, что бросается в глаза, что за подобное нарушение, даже если бы я действительно употреблял допинг, меня могли дисквалифицировать только на один год. Меня наказали на три года. Максимальный денежный штраф по регламенту Атлетической комиссии составляет две с половиной тысячи долларов. Меня по непонятным причинам оштрафовали на десять тысяч. Плюс к тому суд, который должен был состояться 2 декабря 2015 года, перенесли аж на семь месяцев. Это сознательное затягивание дела. Много вопросов вызывает и то, как происходила процедура контроля. Из шести проб почему-то протестировали только четыре. Когда мы заявили об этом на слушании, они сказали, что такого не было, хотя у них все задокументировано. Кроме того, у меня взяли пробу А, но не взяли пробу Б. Пробу А тестировали дважды, и результаты тестов были разными! Как такое может быть, чтобы одна и та же проба давала два разных результата? Такая проба должна считаться забракованной. Для того и существует проба Б, чтобы подтвердить результаты тестирования, но у меня ее не взяли.

– Сразу после боя с Манхофом, незадолго до того как вас обвинили в употреблении допинга, вы сказали, что рады, что деретесь в Калифорнии, так как там более жесткий допинг-контроль, что дает вам преимущество. Ирония судьбы?

– Да, я тогда просто не понимал, что происходит. Теперь я могу смело сказать, что допинг-контроль существует только для того, чтобы отстранять неугодных, когда нужно. Я даже не мог предположить, что человек, который ничего не употребляет, может быть так подло обвинен. В моем случае все было подготовлено, я думаю. Содержание тестостерона к эпитестостерону у меня чрезмерно высоко. Пятьдесят к одному. Я консультировался со специалистами – для многих людей такая доза является вообще смертельной. Может быть, я не умер бы от такой дозы, но выступать с в таком состоянии вряд ли бы смог. Например, пойманный на пике употребления допинга такой боец, как Алистар Оверим, имел содержание тестостерона к эпитестостерону в крови четырнадцать к одному. Выглядят такие ребята намного атлетичнее, чем я.

– В Москве, на М-1 Grand Prix допинг контроль подразумевается?

– Я не знаю, но я готов в любой момент сдать допинг-пробу. Мне это совершенно не страшно. Единственный риск здесь – возможность фальсификации. Вообще, про допинг-контроль лучше спросите у организаторов.

– Уровень российского промоушена сопоставим с американским?

– По уровню бойцов, которые выступают в Гран-при, могу сказать, что уровень М-1 очень серьезный. М-1 может посоперничать со многими западными организациями.

– А с Bellator?

– С Bellator тоже. Я являюсь бойцом топ-уровня в Bellator, я был чемпионом Bellator. И если я выступаю в М-1, то это уже о чем-то говорит.

– Ваш соперник Вячеслав Василевский в одном интервью сказал, что понимает, что вы ударник и проигрывали чаще в партере, но в борьбу он бросаться не намерен. Вячеслав сказал, что будет искать бреши в вашей обороне по ходу боя. Расскажите о своем плане на бой.

– Я готов ко всему. Не скажу, что Вячеслав такой уж хороший борец в ММА. Он хороший самбист, но в ММА борьба другая, поэтому он, естественно, будет работать в стойке. Я тоже буду работать так же, как и всегда, то есть преимущественно в стойке.

Оставить комментарий