Кормье: Руслан Магомедов помог мне привыкнуть к росту Густафссона

Кормье: Руслан Магомедов помог мне привыкнуть к росту Густафссона

Чемпион UFC в полутяжелой весовой категории Даниэль Кормье не чувствует прежнего груза ответственности накануне защиты пояса чемпиона с Александром Густафссоном. В интервью mmafighting.com Даниэль поделился мнением о новых запретах Спортивных комиссий, о подготовке к Густафссону, ответственности и жизни после завершения карьеры бойца.

О запрете Спортивной комиссии капельниц для восстановления после сгонки веса:
«Мы будем первыми, кого коснется этот запрет. Мы как морские свинки в лабораториях. Посмотрим, насколько сильно это изменит условия.

Мне помогает хороший диетолог, тренер Дон Лиф, он использует программы из Fit TV. Работаю с экспертом по восстановлению водного баланса Джорджем Локхардом. Он помогал Кенни Флориану спуститься из легкой в полулегкую весовую категорию. А сейчас он работает с Кристианой «Киборг» Джустино.

Обычно я вешу 226 фунтов (102,5 кг) в четверг [за два дня до поединка]. Перед следующим боем я рассчитываю показать 218-219 фунтов (99 кг), останется сбросить только 15 фунтов (6,8 кг). Большинство начинают сгонку в пятницу, а я начинаю в четверг и в пятницу уже все идет гладко».

О недостатках подготовки перед боем с Джоном Джонсом:
«Мне помогал Лиам Макгири и «Кинг Мо», так что помощь у меня была, но важное отличие в том, что никто не может помочь подготовиться так, как это делает Кейн Веласкес.

[В этот раз кроме Веласкеса и Рокхолда] мне помогал Руслан Магомедов. Он ростом 195 см, такого же габарита, как и Густафссон, но сильнее. Так что я привык к таким габаритам».

О переоценке Густаффсона:
«Я знаю, что Рашад Эванс хотел драться с Густафссоном. Раян Бадер — тоже. Самое большое достижение Густафссона в том, что он почти побил Джона Джонса. Самой важной победой была победа над Маурисио Хуа. Многие считают Густафссона легендой, которая была создана UFC на основе боя с Джонсом. В эту легенду и поверили фанаты.

Он вырос по части борьбы, у него хорошие навыки в стойке и отличная подвижность. К тому же он будет намного лучше, возвращаясь после поражения.

Я был удивлен, когда узнал имя претендента. Я все еще хочу побить Бадера после того инцидента [на пресс-конференции]. Когда мне назвали имя соперника, я был доволен, потому что тоже хочу драться с Густафссоном».

Об отношении фанатов к бойцам:
«Многие не хотят себя рекламировать, потому что кому-то это понравится, а кому-то нет. Многие боятся этого, потому что не хотят, чтобы было много людей, которым они не нравятся.

Мне все равно, нравлюсь я вам или нет. Я лишь должен привлечь ваше внимание. Для некоторых это сложно. Но этому можно научиться. В таком навыке кроется различие между теми, кто зарабатывает деньги и теми, кто жалуется, что они их не зарабатывают. Это сложно, ведь нужно пытаться сделать все правильно. Я хороший человек. Вы не увидите меня кутящим на вечеринке. Я люблю свою супругу и семью. Меня не застукают с презервативами в машине. Я бесплатно учу детей борьбе в школе. Я стараюсь хорошо относиться к людям».

О третьем титульном бое:
«Сейчас я испытываю меньше давления. Перед боем с Джоном Джонсом я очень сильно сам на себя давил. Турнир был очень важным. Два непобежденных бойца вступали в битву за чемпионский пояс. Позже, в бою с Энтони Джонсоном, на меня давила мысль, что в случае поражения я больше никогда не получу титульный бой. Но сейчас я уже счастлив. Нервозность осталась, но я всегда нервничаю перед соревнованиями».

О планах в карьере:
«Мне сейчас 36 лет, в марте будет 37. О завершении карьеры я не думаю. Я могу себя представить после карьеры бойца на обычной работе. Могу носить дорогие костюмы и есть, что захочу. Могу больше времени проводить с семьей. Не придется просыпаться в 6:30, чтобы полчаса ехать куда-то, где нужно поднимать тяжести. Не придется сгонять вес. Если подумать об этом, то жизнь после боев не так уж и плоха, но я все равно люблю соревноваться».

Кормье: Руслан Магомедов помог мне привыкнуть к росту Густафссона

Оставить комментарий