Владимир Минеев: Приходите с чемоданом денег – любой вызов принимаю

Владимир Минеев: Приходите с чемоданом денег – любой вызов принимаю

Российский боец ММА Владимир Минеев на днях дал интервью ресурсу Черновик. Владимир рассказал о своем конфликте с Александром Шлеменко, отношении к «трэштокингу» и других вещах.

– Владимир, по начальному боевому «образованию» ты кикбоксёр. Расскажи, как начинался твой спортивный путь и что (или кто) подвигло тебя перейти из кикбоксинга в ММА. Можно ли сказать, что в К-1 ты достиг всех высот и тебе там стало попросту неинтересно?

– Если быть до конца откровенным, то моя база – это не кикбоксинг, а карате-киокушинкай. Но у меня обширная боевая история, я принимал участие в соревнованиях по разным правилам и достигал там определённых результатов, но как боец всегда искал оптимальное для себя боевое искусство. Кикбоксинг мне нравился больше. Большую роль в интересе к тому или иному виду единоборств играет то, кто твой наставник. Я помню всех своих педагогов, всем им благодарен. Выделю, пожалуй, Зайналбека Зайналбекова, у которого тренировался в Дагестане. Помню его, поддерживаю связь.

 Что касается моего выбора ММА, дело не в том, стало мне скучно или нет. Смешанные единоборства сегодня – это вершина боевых искусств. Участие в боях по правилам ММА позволяет тебе развиваться, становиться более универсальным, развивает твои разносторонние навыки. Если же ты сконцентрирован на одном виде – бокс, кикбоксинг, карате, то твой боевой диапазон резко сужается, твои навыки носят специализированный характер, имеющий отношение к конкретному виду единоборств. Конечно, ММА даёт более широкий спектр возможностей, делает тебя более эффективным, и для меня это интересно. К тому же турниры по правилам ММА, даже местные, более интересны зрителю, зрелищнее, более раскручены, имеют больше поклонников, чем, к примеру, чемпионаты мира по кикбоксингу.

– В соцсетях тебя довольно часто подвергают критике. В частности, считают, что Камил Гаджиев из тебя лепит звезду, не давая стоящих соперников, тем самым оберегая твой рекорд. Что можешь ответить своим хейтерам?

– Ну, это же хорошо, что меня обсуждают. Хуже было бы, если бы молчали. А то, что они в адрес Камила Гаджиева что-то говорят, ну надо же что-то говорить… Что я отвечу? Пусть любой, кто считает, что я дерусь с «мешками», приходит к нам в FN, заключает контракт с компанией и доказывает свой уровень. Я открыт всем предложениям! Тем более Ураза скоро заканчивается, пожалуйста, все желающие, обращайтесь! Приходите с чемоданом бабла сразу – любой вызов принимаю! (Смеётся.)

– Одной из других причин критики в твой адрес является и то, что после январского выезда в Альбукерке ты, обычно спокойный и тихий, стал всё чаще использовать приёмы лёгкого трештокинга, в частности цепляя на словах и провоцируя Александра Шлеменко. Повлияла ли в этом плане на тебя Америка?

– Не знаю, кому такое в голову приходит вообще. Я каким был, таким и остался. Посмотри мои ранние интервью, всё то же самое. Я не был тихим, и не думаю, что подвергся какому-то западному влиянию.  Считаю, что всем просто хочется так думать. И эти разговоры поддерживаются, находят отклик в головах людей, какие-то объяснения. Это часто бывает с нашими ребятами, их постоянно критикуют: «А, вот вы как западные себя ведёте, у вас должно быть что-то своё». Но это разговоры в пользу бедных. Если у нас бывают какие-то моменты между нами мужские, и мы можем разобраться как следует, по-мужски поговорить, это вовсе не значит, что это трештокинг. Просто сейчас время такое – везде камеры, люди всё видят и любую мелочь готовы обсуждать, но это не наша проблема, а проблема общества, скорее. Это жизнь…

– И всё-таки считаешь ли ты трештокинг допустимым способом привлечь внимание к себе и раскрутить бой?

– У каждого свои рамки того, что он себе позволяет. Прежде всего надо знать, что такое «трештокинг» – термин, буквально означающий «грязные слова»… Ну вот. А зачем вообще использовать грязные слова? Я не использую. Теперь что касается Саши Шлеменко… Вся эта ситуация вокруг него спровоцирована как раз не мной, а им. Началось всё с него, но никто же не говорит: «Саш, ты почему такой плохой?» А в мою сторону стрелы критические сразу летят. Я понимаю, Шлеменко один из пионеров отечественного ММА, давно уже дерётся, его стоит уважать. Но вот он выставил мою фотографию в соцсетях, получился маленький «междусобойчик», я в ответ ничего ему не сказал грязного. Я просто предложил бой. А когда он начал уходить от ответа, что мне оставалось делать? Такие же журналисты, как ты, подходят ко мне каждый день и спрашивают об этом, обо всей этой ситуации. И это хорошо, что интересуются. Ведь если бы ко мне тысячу раз с этим вопросом не подошли и я тысячу раз бы не ответил, никто бы не попытался копнуть глубже и понять, с чего всё началось и что это не моя вина. Своими постами, считаю, Саша перешёл определённую черту. А потом говорить одно и делать другое – это тоже не совсем корректно, я думаю.

Когда я предложил бой, он сначала был согласен, потом сказал: «Давай на улице подерёмся», а потом вообще: «Зачем с тобой вообще драться, ты кто такой?». Непонятно. Если проблема в деньгах, мы готовы к диалогу. Мы виделись со Шлеменко на одном из турниров после всего этого шума. Но я в глазах его прочёл, что ему нечего мне сказать, объяснить своё поведение. Я предложил поговорить, он отказался. Вот и всё. Не знаю, о чём тут ещё можно вести разговор…

– Вернёмся к боям. Твой следующий соперник – Ясубей Эномото, по сути, самая серьёзная проверка в твоей карьере…

– Да, я просил боя с ним, но тот бой, который должен был состояться в середине июля, перенесён на неопределённый срок. Но я готовлюсь, держу себя в форме. Посмотрим, что будет.

– Планируешь ли в ближайшем будущем драться в Америке?

– Я думаю, у меня ещё в России есть с кем подраться. Я просто буду делать свою работу хорошо здесь. А там – будь что будет.

– Ты ярко выраженный ударник, что автоматически делает твои поединки более зрелищными, чем у коллег с борцовской базой. Но сложно ли тебе драться с базовыми борцами?

– Безусловно, сложно. С ними возникает больше проблем, больше затруднений. Это на подсознательном уровне срабатывает: если ты чем-то не владеешь, то в бою зацикливаешься на том, чтобы не попасться на это, и всё равно в итоге попадаешь. Это всё вопрос тренировок, подготовки.

– Что можешь сказать о прогрессе своей борцовской техники и навыках партера? Подтягиваешь ли ты их?

– Знаешь, этот вопрос был бы уместен во времена PRIDE, когда всё только начиналось: борцы были борцами, ударники – ударниками, а на их фоне самбисты выглядели много круче. Сейчас ММА – это 10 тренировок в неделю и семь из них абсолютно разной направленности: борьба, ударка, грепплинг, вольная, тхеквондо, кикбоксинг – всё нужно знать, всё нужно понимать. Чем большим багажом ты владеешь, тем ты универсальнее, тем выше твои шансы в бою. Сейчас нет тех бойцов, которые бы не подтягивали все стороны. Я, как ударник, стараюсь больше времени уделять обучению борцовским навыкам, технике борьбы в партере.

– Совсем недавно тебя на поединок вызывал ярко выраженный борец Магомед Исмаилов. Ты ответил, что твоему менеджеру этот бой не интересен, но при этом предложил Магомеду придти к тебе в зал и провести спарринг. Принял ли Исмаилов твоё приглашение, и как ты оцениваешь свои шансы в бою с ним?

– Да, он вроде готов выйти со мной на бой, после Уразы, как я понял. Что касается шансов – я бы не хотел давать прогнозы, это ММА. Здесь ни в чём нельзя быть уверенным. Вот я спрогнозировал победу Фёдора над Мальдонадо в первом раунде, вышло иначе. Я не Нострадамус…

– Продолжая тему вызовов, нельзя не вспомнить твоё желание подраться с Адамом Яндиевым по прозвищу Борода. Расскажи, чем тебе интересен данный соперник, есть ли какая-то предыстория или конфликт между вами?

– Чтобы разъяснить эту ситуацию, стоит начать с того, что Адаму не понравилось, что говорят о нашем возможном бое. Он что-то написал в соцсетях, я ответил, обменялись ещё несколькими постами и всё. Ситуация на этом и зависла. Никакой кровной вражды, конфликта между нами нет, и не понимаю, почему должно что-то быть. Любая конфликтная ситуация между бойцами может быть только в ринге – мы ничего за рамки не выносим. Это мужской вид спорта, здесь разное бывает. Можем поговорить. Опять же, если кто-то хочет драться, я готов к любому вызову. А так мы не должны конфликтовать друг с другом по пустякам, мы же в одной стране живём. Когда весь мир против нас, мы должны быть вместе.

– Помимо бойцовских рейтингов, ты входишь в топы всяких светских хроник. В частности, один из гламурных ресурсов включил тебя в топ-13 самых сексуальных мужчин России. Насколько важен для бойца уровень собственной популярности вне «клетки», медийность?

– Да ты что? Честно говоря, не знал, но это прикольно! (Смеётся.) Медийность для бойца, конечно, важна, ведь бои смотрят не только фанаты единоборств и специалисты, но и простые люди. Чем более медийная личность в клетке, чем более боец интересен публике, тем охотнее с ним заключают контракт промоушены, охотнее покупают трансляции его боёв каналы. Чем больше людей знают о твоей жизни вне боёв, тем интереснее им будет и то, что касается твоей бойцовской карьеры. Но, конечно, важно, чтобы посыл этой информации о бойце был положительным для тех, кто с ней ознакомится. А так я, конечно, за подобные рейтинги. Мне это нравится!

– Fight Nights сегодня – самый раскрученный бренд ММА в России, однако, по сути, он работает на то, чтобы генерировать бойцов за океан. Как ты считаешь, способны ли отечественные промоушены в будущем составить конкуренцию UFC? И если да, то каким способом?

– Кто так сказал? Если ты считаешь, что Fight Nights просто готовит бойцов для Bellator и UFC, то это твоё личное мнение, и я с ним не согласен…

– Это не только моё мнение…

– Ну, какая разница? Это просто мнение этих людей, которые так говорят. Это вообще такое совковое представление о России, которая готовит что-то для Запада. Нефть с газом Западу продаём, людей для Запада готовим, бойцов и так далее. Это ошибочное представление, на мой взгляд. Fight Nights – абсолютно самодостаточный промоушен, интересный сам по себе, а не как трамплин в Америку. Много иностранцев участвуют в ивентах FN, поэтому ошибочно думать, что мы чем-то хуже. На сегодняшний день руководство промоушена делает всё, чтобы раскрутить свои бои не только в России, но и за рубежом, и я думаю, это лишь вопрос времени, когда бренд Fight Nights сравняется по популярности с американскими промоушенами. Пора отходить от восприятия нашей страны как придатка для Запада, тогда всё по-другому будет…

Оставить комментарий